Крупные «игроки» выбирают ИПДО

    Если для развивающихся стран важно привлечь инвестиции путем прозрачности и таким образом завоевать доверие в мировом сообществе, то для развитых стран, которые и так имеют доверие и в стране достаточно активно развит добывающий сектор, важно показать прозрачность своим гражданам. Население в этих странах требует у правительств максимальной прозрачности – сколько поступает в казну государства средств от добывающей отрасли, как и куда эти средства расходуются.

    Важность стандартов соблюдения прозрачности поддерживают такие страны как Австралия, Великобритания, Франция, США и Германия. Из этих стран Австралия и Франция только заявили о готовности подать заявку на вступление, а остальные являются уже кандидатами ИПДО.

    Австралия пока еще не является страной реализации ИПДО. Она только в мае 2016 года объявила о своей готовности подать заявку на членство ИПДО. Однако, уже многие годы Австралия является одним из крупнейших доноров ИПДО. С 2006 по 2015 годы правительство Австралии направило в общей сложности $18,45 млн., чтобы поддержать Международный секретариат ИПДО и многосторонних доноров Целевого фонда ИПДО (MDTF). К тому же, в 2013 году Австралия принимала 6-ую Глобальную конференцию ИПДО.

   Америка, также, как и Великобритания, получила статус кандидата ИПДО в 2014 году и уже опубликовала первый отчет. В США объясняют, что вступление в ИПДО поможет им лучше и качественнее регулировать добывающую отрасль. В то время как во многих странах природные ресурсы принадлежат главным образом правительству, в Соединенных Штатах, физические и юридические лица - в дополнение к федеральным, государственным, местным и племенных правительствам - владеют существенным богатством природных ресурсов.

    В Соединенных Штатах 50 штатов, более 3000 округов и более чем 560 племен. Все эти различные юрисдикции имеют свои собственные правительства, которые развиваются в собственных правовых и фискальных рамках, регулирующих добывающие отрасли.

  Зачем это нужно?

    Выгоды для стран, внедряющие ИПДО, заключаются в улучшении инвестиционного климата, так как международные компании и финансовые институты получают ясный сигнал о том, что правительство страны привержено обеспечению большей степени прозрачности.

    В то же время, государственные и частные компании страны–последователя ИПДО становятся более желанными партнерами для международных компаний, финансовых институтов и зарубежных инвесторов за счет снижения репутационных рисков.

    Повышение прозрачности в расходовании средств и внедрение добросовестной практики управления ведет к обеспечению большей экономической и политической стабильности, способствует предотвращению конфликтов, нередко возникающих вокруг нефтяного, газового и горнодобывающего секторов в странах с низкой культурой прозрачности и подотчетности.

    На сегодня уже 90 крупнейших нефтяных, газовых и горнорудных компаний выступают за реализацию ИПДО.

    Они имеют для этого целый ряд мотивов: Будучи инвесторами, вкладывающими свой капитал на длительные сроки, они заинтересованы в создании благоприятного для них инвестиционного климата, характеризующегося открытостью.

    Прозрачность деятельности уменьшает степень риска для бизнеса. Кроме того, как убедились компании, реализация ИПДО способствует укреплению доверия к ним со стороны граждан.

    Страны занимаются реализацией ИПДО по целому ряду причин, в том числе для борьбы с коррупцией, привлечения прямых иностранных инвестиций, повышения собираемости налогов и укрепления доверия со стороны граждан.

    Например, в Нигерии ИПДО была задействована в целях установления и взыскания, причитающихся для внесения в государственный бюджет, но не дошедших до него платежей на сумму $4 млрд.

    В ряде стран реализация ИПДО способствовала проведению реформ в добывающих отраслях, превращению этих традиционно работающих «в тени» отраслей в сектор, действующий открыто и под более строгим контролем.

    Добывающий сектор Таджикистана имеет колоссальный потенциал, однако текущие показатели добывающих отраслей относительно скромные (3,07% ВВП, 4,2% доходов государственного бюджета, 5,18% занятости и 23,25% экспорта), в перспективе данный сектор может стать ведущим в экономике.

    В будущем, при проведении реформ, увеличивая призрачность, страна может увеличить свои показатели доходности бюджета от добывающей отрасли в разы.