Знакомьтесь - таджикские стахановцы!

Август 2017 

Мы отправились в "Фон-Ягноб" на самое крупное месторождение коксующегося угля в Центральной Азии.

Ежегодно в последнее воскресенье августа многотысячная армия шахтеров всех стран бывшего СССР отмечает свой профессиональный день. Мы решили посмотреть на их нелегкий, пыльный и по-настоящему «черный» труд, отправившись в шахтерский городок в поселке Зерафшан-2.
В последнее время слово «уголь» у всех на слуху. Экологи бьют тревогу, чиновники, хоть и не прямо, но отвечают, что пока в Таджикистане нет альтернативного промышленного топлива для работы промышленных предприятий, а потому есть потребность в его использовании...

Но этот репортаж не об этом.

  

…До самого крупного месторождения коксующегося угля в Центральной Азии "Фон-Ягноб", примерно, 130 км пути от Душанбе, и находится он в самом начале Айнинского района. Месторождение это простирается на многие километры, а его прогнозные запасы угля составляют около 1,5 млрд. тонн.
На одном из его участков – участок “Карьерный” восточного фланга, добычей угля занимается компания «Шахта Фон-Ягноб», которая является дочерним предприятием ГУП «Ангишти точик».

Чтобы увидеть, как добывают уголь, группу журналистов подняли на машинах на точку в 3000 тыс. метров над уровнем моря. Здесь с недавних пор добывают уголь открытым карьерным способом, а шахту закрыли два месяца назад.

Гудящий прохладный августовский ветер то и дело создавал многометровые пыльные бури, сквозь которые не было видно ни людей, ни машин, а зимой на такой высоте ветер превращается в настоящий ураган, но, несмотря на это, работа тут не останавливается ни на день.

«Шахтерский городок»

При повороте в поселок Зерафшан-2 вас встречает мозаика с названием местности, и наверняка каждый, кто ездил по дороге Душанбе-Худжанд, примерно, на 90- километровом участке видел ее. В этой местности и неподалеку работы ведутся сразу несколькими компаниями, которые добывают не только уголь, но и сурьму, и ртуть.

…Типичный поселок из советского прошлого с плановыми домами, низкими заборами и небольшими садами, высокими деревьями и чистой, бирюзовой речкой. Здешняя атмосфера пропитана спокойствием, дети играют в футбол, жители неспешно идут по своим делам и ведут вполне себе стандартные разговоры о том, у кого скоро свадьба или другое мероприятие. Здесь живут всего чуть более 800 человек, и все они как одна большая семья.

Поселок находится практически на иждивении шахты, это типично и вполне нормально для населенных пунктов, находящихся вблизи с крупными предприятиями. Руководство шахты «Фон-Ягноб» помогает жителям решать их ежедневные проблемы с электроснабжением, оказывают помощь инвалидам и малоимущим семьям не только этого поселка, но и из близлежащих кишлаков. Недавно была построена двухэтажная школа и планируется строительство амбулатории, так как в поселке нет поликлиники, и жителям приходится ездить в районную больницу.

Своими силами

«Как прошел осмотр рабочей площадки?» - крикнул мне какой-то мужчина. Как вскоре выяснилось, это был один из тех шахтеров, с которыми мы уже познакомились. Я не узнала его без каски, униформы и слоя черной пыли на лице. Только руки, пропитанные «угольной краской», выдали шахтера. «Эта черная пыль не смывается, да и мы к ней привыкли - руки настоящего мужчины», - улыбаясь, говорит он.

«Раньше тут жили и работали в основном русские, а таджикам попасть в ряды даже обычных рабочих было сложно, такое время было», - рассказывает сотрудница компании. Её в тот день торжественно проводили на пенсию: она проработала здесь 40 лет.
«Пришла я совсем юной. 18 директоров сменила шахта за эти годы, видела и 90-е, когда не было зарплаты, но мы работали, чтобы сохранить предприятие», - говорит она.
Разные времена пережила шахта, и жители часто вспоминают дни, когда есть было нечего, не было работы, все уезжали на заработки в Россию, а кто мог, искал работу в столице. Стало еще хуже, как только Таджикистан отделили от Единой энергосистемы Центральной Азии, а Узбекистан прекратил поставки природного газа. Стало ясно – надо спасать промышленность. И уголь стал главным источником энергии.

…По данным Министерства промышленности и новых технологий Таджикистана, добыча угля в республике в первом полугодии 2017 года составила 540,1 тыс. тонн, что на 92,1 тыс. тонн больше, чем за тот же период прошлого года. Из общего объема добытого угля 47% приходится на шахту «Фон-Ягноб», 23% произвел «Металлургический завод Таджикистана», 21% - ООО «Талко ресурс» и 9% - другие, более мелкие угольные предприятия.
Объем потребления угля за первое полугодие составил 550 тыс. тонн. Самыми крупными его потребителями в Таджикистане являются душанбинская ТЭЦ-2: 354 тыс. тонн или 64,2% от общего объема потребления, промышленные предприятия - 171 тыс. тонн, население – 24 тыс. тонн, бюджетные организации - 2 тыс. тонн.

 

  

Стахановцы

Имя, которое, наверное, сразу вспоминается в разговоре о шахтерах — Алексей Стаханов. 31 августа 1935 года шахтер Алексей Стаханов, благодаря особым условиям организации труда, установил рекорд: за 5 часов 35 минут добыл 102 тонны угля — это 14 суточных норм. С этого времени в историю вошли слова: «стахановец», «стахановское движение», «работать по-стахановски».
Таджикские горняки за последние 2-3 года действительно работают по-стахановски.

«Нынешний суточный объем угля раньше мы добывали за один год... Потребность сейчас большая в угле», - объясняют шахтеры. В 2016 году на этом участке месторождения было добыто 641,6 тыс. тонн угля, что составляет более половины добытого в стране «черного топлива».
Здесь трудятся порядка 250 рабочих, 90% которых - жители поселка Зерафшан-2 и близлежащих кишлаков – Тагфон и Пишанза. Да и зарплата у них, по здешним меркам, вполне приличная – в среднем здешние шахтеры зарабатывают 3200 сомони.

О том, что сжигать уголь в промышленных объемах опасно для экологии, да и собственно сама добыча угля с глубоких слоев земли тоже не безвредна для окружающей среды, знает каждый, кто здесь работает.

«Технологию мы не нарушаем, хотя часто нас торопят и требуют давать больше объема для ТЭЦ-2 и алюминиевого завода, но мы соблюдаем все нормы. Вот, видите, здесь четко виден слой угля, а его покрывает толстый слой горных пород», - объясняет журналистам главный инженер шахты «Фон-Ягноб» Собир Ходжиев.

Этот разрез горы находился в 100 метрах от нас. Здесь четко виден черный слой угля, до которого постепенно добираются экскаваторы и бульдозеры, убирая слой горных пород и огромные глыбы камней. Когда некоторый слой угля уже добыт, это место вновь засыпают: рекультивация земли обязательна и минимизирует урон окружающей среде.

…У Собира Ходжиева своя история и особенная любовь к этим местам. Уроженец Айнинского района уже в третьем поколении работает шахтером, поэтому для него эти горы - дом родной. Каждый день он делает обход на своей старенькой машине и с невероятной любовью рассказывает, как весной под пение «Шашмаком» проезжает эти места и наслаждается невероятной красотой местных гор. Он с сожалением говорит о том, что этот уголь попросту сжигается, а вместе с ним - элементы, которые входят в его состав, а ведь из золы можно извлекать германий, а также галлий и скандий.

Германий — серо-белый металл с ярко выраженным металлическим блеском, его можно увидеть невооруженным взглядом, осматривая кусочек фонягнобского угля на солнце. Его успешно применяют в ядерной физике, из него производят детекторы, улавливающие гамма-излучение, его используют в качестве полупроводникового материала для изготовления транзисторов и микросхем, применяемых в технике и электронике.

Применяют металл и в ядерной физике, и даже в медицине: он повышает эффективность иммунной системы организма, борется с онкозаболеваниями, уменьшает болевые ощущения.

Что касается галлия, то его называют «редким металлом». Поискав о его свойствах в Интернете, можно наткнуться на интересные видео. Это довольно необычный металл, который в чистом виде тает при температуре 29,8°C.
По данным некоторых источников, он действует губительно на организм человека при прямом контакте, но это не делает его менее интересным и менее дорогим. Некоторые источники в Интернете сообщают о том, что, по данным 2005 года, одна тонна этого металла стоила $1,2 млн.
«Всё богатство Таджикистана лежит в горах, здесь находится вся периодическая таблица Менделеева, - говорит Ходжиев. - Просто нужно с умом это использовать».

«Так почему же вы не добываете из угля все эти микроэлементы?» - задаю я вполне резонный вопрос. «На это деньги нужны, инвестиции. Надо построить обогатительный завод и извлекать все эти элементы, а у нас пока такой возможности нет», - говорит он с сожалением.

…Простой городской житель не может и часа провести в жестких горных условиях, там, где добывают уголь. Только увидев это своими глазами, осознаешь, насколько труден и самоотвержен труд горняков. В Таджикистане не встречают этот день с салютами и торжествами, как в российских городах, к примеру. И, тем не менее, в их профессиональный праздник хочется пожелать им, прежде всего, здоровья и успехов в их по-настоящему нелегком труде.

Пресс-тур был организован проектом ИПДО в Таджикистане

Источник: "Азия-Плюс"